Почему рухнул Речной?

Я вот думаю, представьте, что где-то в параллельной вселенной несколько лет назад Речной оказался в собственности у предпринимателя, частного лица или коммерческой организации. Здание старое, ветшающее, но зато большое, недалеко от центра. Рядом парк, университет, остановки общественного транспорта. Владение такой недвижимостью требует расходов: на ЖКХ, на персонал, на долгосрочный текущий ремонт. Просто оставить его стоять пустым нельзя — это будет нести убытки. Дожидаться обрушения — тем более, потому что это огромные убытки. Потому нужно придумать любые способы извлечения прибыли. В идеале — открыть там что-то полезное, что привлечёт поток клиентов. Если не получается — сдать в аренду и получать доходы от арендаторов. Если и это не получается, то продать тому, у кого получится. Проблемы с ремонтом решались бы очень просто. Владелец оценил бы разные варианты, выбрал бы приемлемый по деньгам и срокам, нашёл бы подрядчиков. Водостоки развалились и стену размывает? Нет проблем, за умеренные деньги нашлись бы те, кто починит водосточные трубы и оштукатурит стену, чтоб не мокла и не размывалась. Крыша как-то неправильно сделана — тоже не проблема, есть варианты заизолировать, соорудить стоки, накрыть навесом. Вопрос решается легко, просто часть прибыли идёт на ремонтные работы. И стоить эти работы будут не сотни миллионов — предприниматель не сумасшедший. Деньги у него свои, заработанные, а не взятые у налогоплательщиков. Он умеет их считать и рационально расходовать. Каждый рубль, вложенный в ремонт здания, повышал бы его рыночную стоимость на два рубля. А вокруг здания ещё и территория имеется. Она бы тоже не пустовала. Если б даже не приносила прямой доход, то служила бы для привлечения людей к основному объекту. В итоге, Речной бы стоял живой, красивый, покрашенный, отремонтированный. Использовался бы по-полной, одним из сотен возможных способов. (например)



Но так сложилось, что Речным владеет государство. И не просто государство, а слабое, умирающее. Уже не способное что-либо создавать. Оно не может починить дороги или разбить парк. Построить мост для него — чрезмерно сложная задача. И не по силам отремонтировать больницу после пожара. Даже просто положить ровно плитку на единственной пешеходной улице в городе — и то проблема. А почему оно такое слабое? Потому что устроено криво. Каждый отдельный чиновник встроен в вертикальную иерархию. Он полностью зависит от вышестоящих уровней, и совершенно независим от нижестоящих. При этом, ни у кого из чиновников нет настоящей власти. Они не могут принимать самостоятельных решений. Они лишь слуги, исполнители чужой воли. Причём, воля граждан для них не имеет никакого значения. Важна только воля вышестоящего начальства. Которую нужно исполнить во чтобы то ни стало, но не обязательно качественно, можно и кое-как, только чтоб формально отчитаться. Например, сообщить, что «создана комиссия по оценке состояния Речного». Или что «идёт поиск инвесторов». Никто из них персонально не отвечает за то, чтобы реально что-то сделать, добиться нужного результата, в заданные сроки, с приемлемыми затратами. Для того, чтобы реализовать такой масштабный проект, как реставрацию Речного, нужно было принять множество решений, но ни один местный чиновник не имел для этого ни полномочий, ни стимулов.

Не так давно по улицам Твери проносили факел сочинской олимпиады. За факелом должны были ехать журналисты, и в их кадры могли бы попасть разбитые дороги и осыпающиеся фасады. Пришёл сигнал сверху — привести в порядок улицы, по которым факел понесут. Сразу же началась бурная деятельность с перекладыванием асфальта, починкой-покраской домов. До этого фасады могли разрушаться годами, жители могли писать и жаловаться сколько угодно. Никому не было дела. Но пришёл сигнал — и чиновники в кратчайшие сроки обеспечили красивый вид. Потому что сигнал сверху даёт полномочия и стимул. Нет сигнала — ничего нельзя сделать. Некому и незачем. Или вот другая история, с Владимиром Боярским. Он принял самостоятельное решение, без указки сверху: купил в филармонию новый свет и минивэн, чтобы возить приезжающих в Тверь артистов с вокзала и назад. В результате уголовное дело, отстранение, домашний арест. Сделал полезное дело, но превысил полномочия. Тоже самое могло бы быть с тем чиновником, который сам, без указки сверху, решил бы спасать Речной вокзал.

Эта системная проблема, которая касается не только Речного. Механизм управления сломан, и даже если вся Тверь обветшает и рухнет, никто ничего не сможет с этим сделать. Потому что никто ни за что не отвечает, и не имеет возможности что-либо делать без команды. Речной — это просто яркий симптом запущенной болезни. Не первое заброшенное и рухнувшее здание в городе, и не последнее. Инфраструктура тоже ветхая, так что ждите постоянных аварий и с нею. Наше счастье, что мы живём в райском уголке, где не бывает природных катаклизмов — на материковой плите, и хоть и у реки, но в верховье. А так бы ещё и стихии грозили, и точно так же никто бы ничего не делал, чтобы подстраховаться и уменьшить ущерб.

А причина всему этому одна — народ, хоть и является по конституции единственным источником власти в стране, по факту лишён представительства и субъектности. Иными словами, не имеет возможности ни выбирать себе власть, ни хоть как-то на неё влиять. А чиновники, в свою очередь, не имеют никаких обязательств перед народом, и их благополучие никак не зависит от того, насколько удовлетворены запросы населения. Не потому что злыдни, а просто система так устроена — поступать правильно и делать что-то полезное для людей опасно для карьеры. Позволено только исполнять волю вышестоящих эшелонов. И пока оно так, чиновников, делающих то, что нужно и полезно нам, гражданам, не будет.

И в заключение, такая мысль. Представьте, что в недалёком будущем Тверь превратилась из областной столицы в небольшой городок при железнодорожной станции. Инфраструктура обветшала, моста так никто и не сделал, культура зачахла, медицина с образованием умерли, люди поразъехались кто куда, а кто не уехал — спивается. Было 400 тысяч населения, а осталось, скажем, 50. Вы скажете — такого не может произойти, но я смотрю на рухнувший Речной, и понимаю, что такое будущее не только возможно, но и неизбежно. Чтобы город рос и развивался, нужно чтобы кто-то работал в этом направлении: имел такую цель, планировал, производил необходимые действия. Но, кому из властей нужна процветающая Тверь, если у нас архитектурные памятники падают сами по себе, от банальной запущенности? Руденя что ли мечтает, чтобы Тверь росла и богатела? Или может, муниципальному дуумвирату это важно? Было бы важно — Речной бы стоял.

Ссылки:
www.facebook.com/igor.marchenkoff/posts/1436861556362484
insurerweekdays.ru/2017/08/12/%D1%80%D0%B5%D1%87%D0%BD%D0%BE%D0%B9_%D0%BF%D0%BE%D1%81%D0%BB%D0%B5%D1%81%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D0%B5/

ИнвайтЭти волшебные буковки позволят вам зарегистрироваться на блоготвери и начать писать посты — 9344f0ab5bb4053987cd18da43d0058d

2 комментария

seyat
Интересное мнение. Даже и возразить-то нечего.
vadimiztveri
Все так, бро, все так.