Про экстремизм

Увидел видео с местного радио, где прокурор и интернет-журналисты обсуждают проблему экстремизма. В связи, разумеется, с нашумевшим делом Андрея Бубеева. Вот оно:



Ладно, я понимаю, что прокурор работает прокурором. Я понимаю ведущих — у них канал с редакционной политикой. Но я не понимаю блогеров. Тут ограничивают интернет, а они этому и рады! Никто не словом не обмолвился о том, что подобные «преступления» высосаны из пальца, а наказания за них чрезмерно жестоки. Что любой может внезапно оказаться экстремистом просто потому, что давно, в свободные времена, написал или зарепостил что-то, а спустя годы это вдруг показалось прокуратуре запретным и возбуждающим. Что дело не только в Бубееве. Это только одно дело, ставшее громким. А кроме него — целая череда кафкианских процессов. Вот сегодняшний пример: молодой человек запостил картинку и попал под суд.

В конце ролика Богатырёв говорит дельную вещь — мол, силовыми методами экстремизм не победить, надо делать так, чтобы людям он не был интересен. Тут бы ему и остановиться, но он продолжил — мол, делать это надо правильным воспитанием. Нет, воспитание тоже не поможет. Поможет только другая, более яркая и красивая идея. Которая найдёт отклик в сердцах и увлечёт за собой массы. У государства есть огромный медиа-ресурс — все центральные телеканалы, газеты, радио. Но вместо трансляции великих идей, оно само занимается разжиганием ненависти и вражды к западу, к либералам, к оппозиции, к хохлам, туркам и неведомой пятой белоленточной колонне. И в этом корень проблемы — если есть тоталитарный банхаммер, которым можно искоренять ересь, нет нужды в дискуссиях. При наличии силы, интеллект отходит на второй план. Приняв 282 статью УК, государство обрекло себя на идеологическую немощь.

Далее, Павел Макаров высказывается о трудностях модерации: о троллях, срачах и взаимных оскорблениях в интернете. Но это всё мелкие проблемы, которые так или иначе решает владелец ресурса. Каждая площадка может самостоятельно определить действующие на ней правила. Кого-то модераторы банят, кого-то милуют, везде по разному. Причём в некоторых местах правила могут быть даже построже УК. Для успешной модерации не нужно государство и его толстый аппарат насилия. К тому же, тут есть один интересный момент. Раньше люди, общаясь в интернете, воспринимали это общение несерьёзно. Слова, сказанные в сети, не имели никакого веса и ни на что не влияли. Просто буковки на экране, ни кого ни к чему не обязывающие. Государство. Само. Наделило их значимостью. Приравняло к словам с экрана и печатным словам. Признало любое частное мнение в интернете пропагандой и агитацией. Лишило себя возможности говорить «не верьте всему, что пишут в интернете».

В заключение. Я знаком с Бубеевым лично. Общался с ним вконтактике, вёл переписку, был во френдах, пару раз даже встречал в реале и обменивался рукопожатием. Разумеется, не всякое его мнение разделяю. Расфрендились мы из-за вопроса о бабах. Он считал, что жениться надо непременно на девственнице, а я наоборот, что умная красивая психически здоровая женщина девственницей быть никак не может. И дальше вроде про телегонию зарубились.

2 комментария

Doktor_Verhovcev
А может это вы на него донос написали потому, что испытываете ненависть к социальной группе «девственница»? А теперь вам стыдно и вы написали этот пост
agent535
Нет, я не испытываю ненависти к социальной группе «девственницы». За что их ненавидеть? Их любить надо, во всех смыслах этого слова. )